Meow.Radio

Воскресный день Иван Кузьмич провёл в городе на праздновании юбилея своего давнего приятеля Степана. Шумные посиделки продолжались до ночи, но Иван Кузьмич покинул именинника раньше, чтобы успеть на последний автобус в Мирное. Автобус прибыл вовремя и уже через двадцать пять минут доставил нашего героя в его родную деревню.
«Ох, Степан! – думал Иван Кузьмич дорогой. – Вот что значит ударный механизатор! И трёхкомнатную квартиру дали, и пенсия высокая. А я всю жизнь в бревенчатом доме, который уже разваливается. Эх!»
Иван Кузьмич открыл калитку и прошёл на свою усадьбу. Он положил руку на сруб и произнёс:
— Да, хороший домик отец построил. Семьдесят лет уж стоит, а сколько жильцов повидал – не сосчитать! Пора на отдых тебе, добрый великан. Жёнушка моя скончалась, детишки разъехались, а я себе новый построю. Пусть маленький и не такой красивый, однако ж, новый. А тебя разобрать придётся, пока крыша не рухнула.
Мысль о новом доме последнее время не покидала голову Ивана Кузьмича. Имеющийся дом действительно начинал разрушаться, и никакое «латание дыр» не спасало. Благо, силы в руках оставались, и деньги на строительство были. Послезавтра на подмогу должны приехать сыновья. Пока же старик решил в юбилейный раз полюбоваться купленным на фундамент кирпичом.
Он снял замок с сарая, открыл дверь и увидел… ничего. Три сотни отборных кирпичей вдруг куда-то пропали. Удивительно, что ни на двери, ни на замке следов взлома не было видно. Вообще незаметно, что кто-то чужой проникал на усадьбу. Как позже выяснилось, на доме также ни единого следа, и всё имущество, кроме кирпичей, лежит на своих местах.
«Мистика!» — прошептал Иван Кузьмич и перекрестился. Он потрогал пол, стены и крышу, чтобы хоть за что-то зацепиться. Но зацепок не было видно.
«Только спрятанный кирпич умыкнули. Явно ребята не с улицы, а те, кто знал о моей покупке. Выходит, соседи» — резюмировал потерпевший. На улице между тем становилось всё темнее, и расследование пришлось отложить до утра.
Участкового в деревне не было. Его ещё неделю назад отправили на спецоперацию в соседнюю область. Поэтому Иван Кузьмич сам взялся за поиск воришки. Проснувшись раньше обычного, он выпил чаю и побежал вновь осматривать сарай. Солнце стояло высоко, и сейчас, в отличие от вечера, была видна каждая пылинка.
Сарай Ивана Кузьмича представлял собой огромный дощатый ящик: в основании четыре металлических столба, соединенные сверху и снизу по периметру брусьями, а уже к брусьям гвоздями прибиты доски, расположенные вертикально. Эта нехитрая конструкция соблюдалась везде, кроме задней стенки, где на девяти досках замечены шляпки с крестами. «Саморезы! – понял Иван Кузьмич. – А я их даже закручивать не умею» Он осмотрелся.
Забыл сказать читателю, что дом Ивана Кузьмича стоял на крайней улице деревни. Буквально в метре от задней стены сарая начинался глубокий поросший крапивой и борщевиком овраг. По такому оврагу никто не ходил, а значит, ставить хороший забор позади сарая не было нужды. Вот Иван Кузьмич и забил в своё время несколько колышков да натянул верёвку. Такая ограда могла задержать разрастающуюся крапиву, но не охотника за кирпичами.
Значит, кто-то всё-таки лазил через крапиву – Иван Кузьмич увидел недавно вытоптанную тропинку. Он пролез под верёвкой и медленно зашагал по этой тропинке вдоль оврага. В глаза тут же бросился след двухколёсной тачки, и, судя по глубокой колее, груз везли тяжёлый. Иван Кузьмич вновь задумался: «Все мои соседи обычно используют одноколёсную тачку как наиболее удобную. Но двухколёсную можно тяжелее нагрузить. Выходит, малый был сильный и торопливый, если по много за раз возил»
Пройдя шагов тридцать, Иван Кузьмич стукнулся ногой обо что-то твёрдое и тяжёлое. Наклонившись, он увидел чуть в стороне от тропинки кучу ещё чистеньких кирпичей, накрытую сухой травой. След тачки в этом месте прерывался. «Они, родимые! – подумал Иван Кузьмич. – Сколько ж их здесь? Ай, руку ободрал!» Издалека донёсся собачий лай. Нет, трогать кирпич до обнаружения его нового владельца не нужно. Кстати, чей это участок напротив кучи?
За высоким листовым забором зелёного цвета по всему периметру жил сосед с северной стороны Максим. Своё семейство он отправил на море, а сам остался в деревне. Двухколёсная тачка у него была, да и кирпич бы ему пригодился. «Подозреваемый номер один!» — скажете вы, правда есть одно но: Максим тоже поздравлял Степана с юбилеем. Он подвозил до города Ивана Кузьмича и остался там ночевать, чтобы утром быстрее добраться до работы.
Возможно, злоумышленник нарочно вывалил кирпичи вблизи усадьбы Максима, чтобы всех запутать. Потом по мере необходимости он всё пристроит. Ещё вопрос: все ли кирпичи под травой, или часть уже перепрятана? Так или иначе, Иван Кузьмич решил пойти на север по улице и пообщаться с сельчанами, которые живут в том же направлении, в котором тянулась колея.
За домом Максима стоял дом одинокой старушки Зои Петровны. Петровна – один из первых обитателей деревни Мирное. Она заслужила репутацию скромной порядочной женщины, и никому даже в голову не приходило её в чём-либо обвинять. «Точно не она! Нет у неё ни тачки, ни саморезов, ни сил, ни наглости» — подумал Иван Кузьмич и пошёл дальше.
Следующая усадьба семьи Сергеевых. Они в отъезде, и, судя по запертой калитке, занавешенным шторам и отсутствующей машине, до сих пор не вернулись. «Сашку Сергеева я хорошо знаю. Он богатый и щедрый мужик. Даже если б он и был дома, всё равно бы кирпичи не тронул!» — сказал себе Иван Кузьмич и подошёл к последней усадьбе.
На конце улицы жил Дениска – оператор котельной, парень с непростой судьбой и даже как-то судимый за кражу. Конечно, Иван Кузьмич не хвастался ему своим имуществом, однако Дениска был из тех, кто сам всё подмечает, даже если от него это скрывают. Вот на этого-то персонажа действительно следует обратить внимание, и Иван Кузьмич заглянул в гости.
Денискина усадьба в силу маленького дохода хозяина отличалась минимализмом. Деревянный наполовину сгнивший забор и распахнутая калитка как бы говорили «Да, заходи! Что стоишь?» За забором стояла «Лада» девяносто девятой модели. Машина хоть и старая, но будучи вымыта шампунем, сверкала, как только с конвейера. Хозяин тем временем сидел в гараже и настраивал музыку. Прошло пять минут, прежде чем Дениска определился с песней и отрегулировал звук. Затем он, пританцовывая с сигаретой во рту, вышел из гаража и, заметив гостя, крикнул:
— Здорово, Кузьмич!
— Привет, Денис.
— Чего хотел?
И правда, чего же хотел Иван Кузьмич? Нельзя же прямо с калитки подозрениями кидаться! Придётся импровизировать…
— Слышу, музыка играет, вот на звук и пришёл.
— Правильно, Кузьмич! – усмехнулся Дениска. – Хорошую музыку всегда слушать интересно, это не попса какая-нибудь.
— Смотрю, аппарат у тебя новый! – Иван Кузьмич кивнул на автомобиль. – Неужто, разбогател?
— Нет, у Коляна на квадроцикл выменял.
— Ого! И не жалко тебе было? Такой вездеход замечательный.
— Уж очень тихоходный. Я когда по трассе ездил, меня даже самосвалы обгоняли.
— И то верно, – согласился Иван Кузьмич. – Но зато проходимость у него лучше гораздо, чем у этой машины. Можно и по полю, и по оврагам…
— Накатался я уже по оврагам, Кузьмич. Буду в такси устраиваться, ведь в котельной-то много не заработаешь!
— Правильно, Дениска. Смотрю, ты хозяйство налаживаешь – навес вон над лестницей сделал.
— А то! Пойдём, Кузьмич, я тебе чайку налью… или чего покрепче.
Если подозреваемый так гостеприимен, вряд ли на его территории есть улики. Но осмотреть надо всё – и территорию, и дом. Что касается дома, то он имеет самую оригинальную архитектуру в деревне: первый этаж занимает гараж, а второй – жилое помещение без перегородок. Вход на второй этаж осуществляется по лестнице с перилами, прикрепленной боковой стороной к торцовой стене. Крыша отлогая, без чердака. Дом – единственная постройка на участке. Нет ни курятника, ни теплиц, ни отдельного сарая. Всё засажено картофелем, и прятать кирпичи кроме гаража негде.
Поднимаясь по ступенькам, Иван Кузьмич внимательно осматривал недавно появившийся навес над лестницей. Собран он был аккуратно, да и материал сомнений не вызывал. Чем дольше всматривался наш сыщик в эту новинку, тем сильнее подозревал Дениску. Ну, не может сирота с зарплатой меньше, чем пенсия Ивана Кузьмича, позволить себе поликарбонат и сварку! Заметив неравнодушие гостя, Дениска ответил, не дожидаясь вопроса:
— Да, нелегко мне этот навес достался. Объездил всю округу, все леса облазил, но всё-таки собрал грибы и продал в городе на кругленькую сумму.
— А мне грибочка не найдётся? – решил проверить легенду Иван Кузьмич.
— Могу подарить один, – ответил Дениска. Он вбежал на этаж и вытащил из холодильника большой подберезовик.
— Какой красавец! – искренне удивился Иван Кузьмич, когда тоже подошёл к холодильнику. – Килограмма полтора, наверное, в нём!
— Дарю! – улыбчиво сказал Дениска. – У меня ещё три таких лежит.
Он положил сигарету в консервную банку, стоявшую на холодильнике, и добавил:
— Вот, собственно, и все мои пенаты!
В небольшом помещении с двумя окнами умещалось всё необходимое для быта: диван, два шкафа, стол, стул, телевизор и газовая плита без духовки. На окнах висели шторы, на столе лежали журнал с пультом – всё вроде бы уютно, но чего-то важного не хватало.
— А где у тебя это… руки мыть? – тактично спросил Иван Кузьмич про уборную. На это Дениска ничего не ответил, а лишь отодвинул штору за спиной гостя.
Тут же открылись взору унитаз, душевая лейка и раковина со смесителем. Увидев всю функциональность этой комнаты, Иван Кузьмич резко расхотел пить и есть. Он ограничился лишь комплиментом:
— Вот это я понимаю, холостяцкая хата!
— Да, небогато живу. Но знаешь, Кузьмич, надоела эта жизнь кота помойного. Вот поработаю в такси, подкоплю деньжат и третий ярус построю. Будет у меня жилых уже не двадцать четыре, а сорок восемь метров! Там и семью завести можно – невеста у меня есть. Скоро тридцатник стукнет, а я всё в шалаше живу. Пора расширяться!
Речь Дениски произвела сильное впечатление на Ивана Кузьмича. Старик даже прослезился. Ещё бы! У парня самое интересное ещё впереди, а его гость, напротив, уже разучился мечтать.
Но, довольно, сентиментальности. Иван Кузьмич из вежливости всё же выпил стакан чаю и поспешил на выход. Он заглянул в открытый гараж и, убедившись, что двухколёсной тачки в нём нет, задал Дениске последний вопрос:
— А из чего же ты будешь третий ярус возводить?
— Ну, тут материал лёгкий нужен. Каркас из брусьев, потом досками да ондулином зашью, – ответил Дениска.
— Интересно! А то ведь я себе тоже новый домик строю. Ладно, будь здоров, Денис!
Соседи хлопнули по рукам и вернулись каждый к своим делам. Дениска пошёл закрывать гараж, а Иван Кузьмич продолжил следствие.
«Нет, на стройку ему кирпич не понадобится. Даже если он захочет перегородки возводить, то из кирпича они будут слишком тяжёлыми, и гараж не выдержит. Может, сбыть кому-то? Нет. Кирпичи недорогие, а перекладывать их тяжело. Один-два дня в такси, и он столько же заработает без вреда здоровью»
Следствие заходило в тупик. Может быть, стоит проверить южную часть улицы? Но ведь куча расположена в противоположной стороне. Когда перевозишь целую тонну, думаешь всегда о сокращении пути, но не об удлинении. Остаётся только Максим. Но ведь он не уезжал из города раньше Ивана Кузьмича! Или уезжал?
Где-то в середине посиделок, когда Максим выпил уже несколько рюмок, он отлучился за сигаретами и вернулся лишь через сорок минут с двумя пачками. Долгий поход за одними-то сигаретами! Хотя, если вспомнить микрорайон Степана, то что-то не припомнится ни один работающий магазин в нём. Точно! Степан однажды рассказывал, что ему приходится на другой конец города за хлебом бегать. Выходит, долгое отсутствие объяснимо. Но что если Максим выдумал этот поход в магазин и на самом деле ездил в Мирное? Тогда бы ему не хватило сорок минут! Автобус в обе стороны путь совершает за пятьдесят минут, а Максим на своём «УАЗике» от силы минут за тридцать. Быстрее не разгонишься – кругом лежачие полицейские и даже один пост с живыми! Тем более, Максим уже слегка опьянел на тот момент. Нет, сомнительный план. Если бы он нашёл ну очень короткую просёлочную дорогу, тогда бы действительно, мог украсть кирпичи.
Озадаченный Иван Кузьмич вернулся домой. Самое время начать готовить обед, но вот несчастье: в уборной перегорела лампочка, и пока хоть немного видно патрон, нужно искать замену. Запасных лампочек дома не было, и Иван Кузьмич решил быстренько съездить в город.
Ближайший автобус отправляется через пять минут, и надо оперативно собраться, чтобы не ждать ещё час. Иван Кузьмич схватил проездной, деньги, запер калитку и, что есть силы, помчался к остановке. Увы, наш герой уже не в той физической форме, чтобы без остановки пробежать четыреста метров, и на середине пути он перешёл на обычный шаг. Остановка уже показалась из-за домов, уже стали различимы фигуры пассажиров, но тут из-за угла выехал автобус. Иван Кузьмич хотел сделать последний рывок, однако ноги его болели, и ускориться не получалось. Автобус уехал.
Наш герой всё равно зашёл в остановочную будку и сел передохнуть на скамейку. Мимо остановки по шоссе проехали двое велосипедистов и затем свернули в кусты неподалёку. Минут через пять из этих же кустов вышел мужчина с пакетом и, перейдя шоссе, пошёл в деревню. «Что же там, за кустами? – подумал Иван Кузьмич. – Грибные места или пруд? Никогда я там ещё не ходил» Отдохнув от пробежки, Иван Кузьмич подошёл к этим кустам и заметил между ними накатанную машинами колею. Вдоль шоссе помимо кустов тянулся смешанный лес, и эта колея извивалась вокруг деревьев так, что невидно было с большой дороги, куда эта тропа ведёт.
Иван Кузьмич немного прошёлся по колее и, убедившись, что её длина может составлять километры, решил сходить домой за велосипедом. У него было предчувствие, что эта лесная дорожка поможет ему разгадать загадку, и он хотел увидеть второй её конец.
Советский велосипед с корзиной на руле и большими колёсами быстро был поставлен Иваном Кузьмичом на ход. Минуя деревенские улицы, наш сыщик выехал на загадочную тропу и разогнал машину до характерного треска. Над его головой светило солнце, плыли облака и чирикали птицы. Макушки елей, осин и берёз кланялись по приказу ветра. Суетливые белки дважды перебегали дорогу, а велосипед, как козёл, прыгал на каждой кочке. Иван Кузьмич вспомнил детство: как он также когда-то мчался по просёлочным дорогам на стальном коне, оставляя далеко за собой ребят поменьше, и не нужно было тогда ничего строить, искать, покупать, а можно было просто наслаждаться жизнью. Иван Кузьмич замечтался, улетел в страну грёз, но автомобильный гул заставил его очнуться.
Проехав километра четыре по лесу, он выехал в гаражный кооператив. Затем, минуя два кирпичных сооружения с многочисленными воротами, Иван Кузьмич увидел многоэтажные дома и асфальтированные дороги. Один из домов показался на удивление знакомым, а когда на глаза попалась автобусная остановка с надписью «Черёмушки», Иван Кузьмич чуть не вскрикнул. Он приехал прямо к дому Степана. Тот самый короткий путь обнаружен!
Вечером приехал с работы Максим. Иван Кузьмич копался в огороде, но едва уловив шум колёс на щебёночной дороге, бросил лопату и побежал к калитке.
— Это ты у меня кирпичи спёр? – громко крикнул он, когда машина остановилась.
Максим конечно вину отрицал и приводил аргументы, уже известные читателю. Но Иван Кузьмич привёл свои аргументы и поделился своими наблюдениями. В конце недолгих прений Максим ответил:
— Ну, да, да. Я у тебя кирпичи вывез.
Иван Кузьмич сделал лицо, будто для него это неожиданное признание, и воскликнул:
— Так для чего!?
— А помнишь, Кузьмич, как ты мне ещё месяц назад три тысячи вернуть обещал? – сдержанно отвечал Максим. – Я думал, у тебя проблемы с деньгами, а ты вон, стройку затеял! Ну, я аккуратненько и вывез. Кирпич же примерно три тысячи и стоит. Мне пригодится. А кражу, глядишь, на иммигрантов бы списали.
— Ну, ты, Максимка, и пристав! – погрозил пальцем Иван Кузьмич.
— Ладно, Кузьмич, не серчай. Давай, что ли, обратно кирпичи привезу?
— Да, бог с ними! Себе оставь.
— А ты как строиться будешь?
— А у меня есть другой план!

С тех пор прошло полгода, и в деревне Мирное стало уже два дома с выделяющимся экстерьером. Это трёхэтажный дом-гараж Дениски и двухэтажный дом-сарай Ивана Кузьмича. Если с первым проектом читатель более-менее ознакомлен, то второй требует объяснений. Иван Кузьмич решил сэкономить место, поэтому надстроил жилую мансарду прямо на сарай. Для этого он добавил два столба в основание, благодаря чему второй этаж стал в два раза длиннее первого. Вместо крыши сарая сделано межэтажное перекрытие. Таким образом, у постройки появилась терраса, в которой изготовлен проход наверх и через которую протянуты трубы. Мансарда, как и сарай, выполнена из дерева.
Никаких кирпичей, и все счастливы!

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.

X